10 сентября 2021 — Статья

Антибиотики в животноводстве: чем грозит их запрещение

Антибиотики в животноводстве: чем грозит их запрещение

Сейчас проводится публичное обсуждение проекта приказа Минсельхоза России «Об утверждении Перечня лекарственных препаратов, предназначенных для лечения инфекционных и паразитарных болезней животных, вызываемых патогенными микроорганизмами и условно-патогенными микроорганизмами, в отношении которых вводятся ограничения на применение в лечебных целях, в том числе для лечения сельскохозяйственных животных». Готовящийся приказ по запрещению применения некоторых групп антибиотиков в животноводстве — очень серьезный шаг.
Не умоляя значимости сохранения биологической безопасности страны, в том числе противодействия возникновению антибиотикорезистентных штаммов микроорганизмов у людей, перед ветеринарным научным сообществом и ветеринарными специалистами также стоит задача обеспечить стабильную санитарно-эпизоотическую обстановку в животноводческих хозяйствах, а главное, продовольственную безопасность страны. Сейчас ветеринарная медицина не может отказаться от использования антимикробных препаратов при лечении инфекционных болезней продуктивных животных, не рискуя вызвать значительные потери в производстве мясо-молочной и иной животноводческой продукции. При любом ограничении, налагаемом на использование тех или иных субстанций, следует проявить взвешенный системный подход, при котором будут сохранены основные, наиболее востребованные и перспективные группы антимикробных препаратов (АМП) для ветеринарной медицины, а гуманная медицина будет обеспечена препаратами, применяемыми только в области здравоохранения.
Сельскохозяйственные животные могут служить резервуаром антибиотикорезистентных бактерий, появление которых обусловлено в основном бессистемным, неконтролируемым применением АМП в качестве кормовых добавок и консервантов, недостаточной осведомленностью ветеринарных врачей относительно стартовой и ступенчатой терапии, курсовом использовании и ротации антибиотиков разных групп и др.
Антибиотикорезистентность возникла и развивалась еще до открытия антибиотиков человеком. Это природное явление сопоставимо с эволюцией. Миллиарды лет бактерии вырабатывали вещества для борьбы с другими бактериями — антибиотики. Другие микроорганизмы, в свою очередь, приобретали механизмы защиты от таких соединений. Анализ ДНК, выделенной из бактериальной клетки, находившейся в вечной мерзлоте Юкатана более 30 тыс. лет, свидетельствует, что антибиотикорезистентность была присуща микроорганизмам десятки тысяч лет назад. Антибиотики до тех пор, пока не стали лекарствами, были естественными природными продуктами. Тот факт, что гены резистентности настолько древние и широко распространены, означает, что нет легкого пути решения проблемы возникновения антибиотикорезистентности у микроорганизмов. При этом проблема сегодняшней ситуации заключается в том, что за последние 30 лет возникновение антибиотикорезистентных штаммов приобрело стихийный характер.
Наша позиция много лет остается неизменной, она основана на более чем 50-тилетнем опыте практической работы: формирование антибиотикорезистентных популяций микроорганизмов обусловлено не столько использованием антимикробных препаратов в целом, сколько отсутствием четких методических рекомендаций по лечению инфекционных заболеваний, ротационных схем применения препаратов, несоблюдением инструкции (в частности, сроков ожидания по животноводческой продукции).
Какими правовыми актами мы должны руководствоваться по данной проблематике в настоящий момент? Очевидно, что это «Стратегия предупреждения распространения антимикробной резистентности в РФ на период до 2030 года», утвержденная распоряжением правительства от 25 сентября 2017 года № 2045-р. Стратегия разработана с учетом положений Стратегии национальной безопасности России и «Основ государственной политики в области обеспечения химической и биологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года и дальнейшую перспективу», утвержденных президентом в 2013 году.
Можно выделить несколько основных направлений решения задач стратегии, а также ее этапы и ожидаемые результаты. Во-первых, это информирование населения по вопросам применения противомикробных препаратов и проблемам антимикробной резистентности. Во-вторых, повышение уровня подготовки специалистов в соответствующих отраслях по вопросам, связанным с антимикробной резистентностью. Причем на первом этапе (до 2020 года) — профессиональная переподготовка должна была охватить до 20% специалистов, ответственных за назначение противомикробных препаратов. На втором этапе (до 2030 года) ее должны будут пройти уже 100% специалистов. В-третьих, совершенствование мер по предупреждению и ограничению распространения и циркуляции возбудителей с антимикробной резистентностью.
Еще одно направление — обеспечение системного мониторинга распространения антимикробной резистентности. Данный пункт стратегии на первом этапе (до 2020 года) предусматривал повышение выявляемости возникновения резистентности у микроорганизмов к противомикробным препаратам, а также установление базовых показателей, характеризующих распространенность антимикробной резистентности. Пятое направление — изучение механизмов возникновения антимикробной резистентности и разработка противомикробных препаратов и альтернативных методов, технологий и средств профилактики, диагностики и лечения инфекционных заболеваний человека и животных.
В разделе №6 стратегии «Совершенствование мер по осуществлению контроля за оборотом противомикробных препаратов, химических и биологических средств» нет ни одного пункта о запрещении каких-либо групп антибиотиков для ветеринарии.
Перечень лекарственных препаратов, в отношении которых вводятся ограничения на применение в лечебных целях, абсолютно копирует перечень Специальной экспертной группы Европейского Медицинского Агентства по противомикробным препаратам для Европейского Союза. Однако оба эти перечня привязаны к перечням жизненно необходимых и важнейших медицинских лекарственных препаратов своих стран. Обращает на себя внимание тот факт, что антибиотические препараты из медицинского перечня РФ находятся во всех группах (разрешающих и запрещающих применение) перечня проекта приказа Минсельхоза. Какую задачу призван решить этот перечень — осталось непонятным.
Проблему запрета и ограничения применения антибиотиков невозможно рассматривать без учета особенностей отраслей животноводства. Так, для молочного скотоводства будет критичным запрет на использование цефалоспоринов 3-го, 4-го и 5-го поколений. Данная отрасль остро нуждается в новых ротационных препаратах на основе данных цефалоспоринов, особенно для лечения мастита у коров, т. к. антибиотики этого ряда, после их применения, в 1,5 — 2 раза быстрее выводятся из молока лактирующих коров по сравнению с другими классами антибиотиков. Противомаститные препараты на основе цефалоспаринов 3-го и 4-го поколений имеют самый короткий срок выведения — не более 60 часов (для сравнения, препараты на основе линкомицина или гентамицина выводятся за пять — семь суток), а инъекционные препараты 3-го поколения цефалоспаринов при лечении мастита (препараты на основе цефтиофура), не имеют сроков ожидания по молоку. При этом в перечне Eвропейского Mедицинского Aгентства по противомикробным препаратам в категории В использование цефалоспоринов 3-го и 4-го поколения по показаниям ветврача разрешается.
Запрет на использование препаратов 3-го и 4-го поколений цефалоспоринов через да — три года приведет к возникновению панрезистентных штаммов внутри хозяйств.
Отдельной темой в проблеме запрета антимикробных препаратов для сельхозживотных является лечение бактериальных инфекций у неполовозрелых продуктивных животных и пушных зверей, мясо которых не используется в пищу и не представляет угрозы с точки зрения возникновения антибиотикорезистентности у бактерий-возбудителей болезней у людей.
Работая по этой тематике, наш институт многие годы разрабатывал в том числе и антимикробные препараты при маститах, эндометритах коров и свиноматок, а также респираторных и желудочно-кишечных болезнях молодняка. Считаем возможным разрешить в отношении телят и поросят, особенно первых дней жизни весь спектр имеющихся антимикробных средств, т. к. никакого вынужденного убоя здесь не может быть. Так, в перечне выделены к запрету хлорамфеникол (левомицетин) и метронидазол для продуктивных животных. При этом данная композиция уже многие годы является «золотым стандартом» лечения желудочно-кишечных инфекций молодняка сельскохозяйственных животных, что абсолютно безопасно с точки зрения обеспечения гигиены продукции животноводства, тем более техническим регламентом Таможенного союза (ТР ТС 033/2013) содержание данных веществ в продуктах питания строго регламентировано.
Очевидно, что необходимо запретить применение хлорамфеникола и метронидазола птице, рыбам, пчелам, лактирующим и половозрелым животным, но разрешить молодняку сельхозживотных и непродуктивным животным.
Предлагаемый проект перечня требует дополнительного обсуждения, возможно даже поэтапного введения. Необходимо предоставить возможность всем заинтересованным лицам перестроить свою работу согласно новым требованиям: разработчикам — приступить к разработке новых лекарственных средств, ветеринарным врачам — разработать и опробовать новые схемы лечения, заместив препараты, выходящие из оборота, оценить влияния принятых мер на объем получаемой сельскохозяйственной продукции.
Сергей Шабунин — академик РАН, научный руководитель Всероссийского научно-исследовательского ветеринарного института патологии, фармакологии и терапии.

Источник: agroinvestor.ru
Другие новости